Лагерь звездный калуга как доехать на карте

И Арчи, и Синий Доктор - это другой октопаук, он - врач; мы называем его Синим Доктором потому, что, когда он говорит, ярко-синие полосы у него затмевают все - Минуточку, - Николь энергично качала головой.

- Позвольте. По твоим словам, октопауки _знали_, что ты больна RV-41. Как это могло случиться. Арчи разразился длинным цветовым предложением, которое Элли попросила - Он утверждает, что они следили за всей нашей деятельностью, после того как мы оставили Новый Эдем, и по нашему поведению поняли, что Эпонина больна какой-то неизлечимой болезнью.

Ричард принялся расхаживать по комнате. - Одно из самых удивительных утверждений, с которыми мне приходилось сталкиваться, - произнес он с чувством и, на мгновение задумавшись, повернулся к стене. Арчи напомнил Элли, что ничего не поймет, если Ричард отвернется от. Наконец, Ричард обернулся. - Как могли. кстати, Элли, октопауки глухи. Когда Элли утвердительно кивнула, Ричард и Николь получили первый урок языка октопауков. Арчи испустил широкую алую полосу (это означало, что последующее предложение будет повествовательным - широкая пурпурная полоса всегда предшествовала вопросительным предложениям), за ней последовала на редкость чистая аквамариновая.

- Ну, если они глухи, - воскликнул Ричард, - каким образом могли вычислить, что у тебя RV-41.

Утром ей звонили из офиса Накамуры. Милый женский голос известил Кэти, что ей назначен прием в пять часов вечера. Опуская трубку, она едва сдерживала. Кэти уже почти оставила надежду на встречу с. Три дня назад она обратилась к секретарю Накамуры, попросив принять ее по делу. В приемной ей ответили, что тайкун занят военными действиями и не планирует никаких встреч. Кэти вновь проверила часы. До пяти оставалось еще пятнадцать минут, а от ее квартиры до дворца было десять минут ходьбы.

Понаблюдав несколько минут, Ричард и Николь продолжили путь по мосткам, к месту их пересечения, - как раз над самым центром комнаты. Ричард остановился и сделал некоторые пометки в компьютере.

Николь вышла из ванной комнаты и направилась в кабинет. Ричард сидел на полу между Геркулесом и Элли. - Самое легкое - это зафиксировать цветовую информацию и запомнить, - говорил. - Но гораздо труднее автоматически преобразовать зарегистрированную информацию в понятное английское предложение.

Повернувшись к Геркулесу, Ричард произнес очень медленно: - Ваш язык настолько математичен (каждый цвет априори определен до ангстрема), что сенсор должен лишь идентифицировать цвета и ширину полос. Вот и вся информация. При таких точных правилах несложно создать простейший алгоритм, устраняющий ошибки, - чтобы прибором могли пользоваться молодежь или невнимательные люди, - на случай единичных цветовых ошибок в левой и правой частях спектра.

Преобразовывать речь октопауков на наш язык много сложнее. Словарь достаточно прямолинеен, каждое слово и соответствующие идентификаторы можно легко определить.

"видеоквадроидами".

Октопауки терпеливо ожидали, пока люди разглядывали экран за экраном.

Эпонина протянула вторую руку (Макс так и не выпускал другую) и нежно погладила своего ребенка. Глаза Макса вдруг наполнились слезами. - Спасибо тебе, дорогая, - сказал он Эпонине. - Спасибо тебе, Николь. Спасибо, Элли. Макс поблагодарил всех присутствующих в комнате, в том числе и двоих октопауков. потом поблагодарил еще раз и. Казалось, он сделался "обнимательной машиной": даже октопауки не сумели избежать его благодарных Николь тихонько постучала в дверь и просунула голову в комнату.

- Простите.